Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Третий день Декамерона

31-05-2018

Хотела бы я знать, что ты на это скажешь. - Ой Боже мой! - Одвитуе друга. - Что ты говоришь? Но мы уже - разве ты забыла? - Обреклись девичеством своим святому Богу. - Ах! - Говорит та, первая. - Мало чего обещается Богу ежедневно, а все это делается? Как своего обещанного сдержим, то сдержит кто-то другой. На то подруга сказала: - А мы, бывает, в тяж зайдем, что тогда? А она ему: - Где еще эта беда, а ты горюешь. Как зайдем, то и подумаем, что делать. Можно будет тысячу способов убрать, никто о том никогда и не узнает, как сама не пробовкнешся. Тогда и второй черничци захотелось дознать, что это за зверь такой мужчина. Вот она и спрашивает у первого: - Ну ладно, то что же мы должны поступать? А та: - Видишь, - говорит, - уже после обеда: все сестры, кроме нас, кажется, спят; посмотрим еще, нет ли кого где в саду, и что же - возьмем его за руку и поведем в то шалаш, где он от дождя скрывается. Одна же пусть с ним будет, а вторая на страже. А то нимтур такой глупый, что какой захотим, такой и сыграем.

Мазетто слышал весь их разговор и готов был им хоть сейчас угодить, ждал только, чтобы какая-то повела его с собой. Они рассмотрели везде хорошенько и увидели, что никто за ними не следит, тогда и, что первая завела дело, подошла к нему, разбудила, и он сразу стал на прямые. Черничка взяла его за руку, приголубилась к нему и повела в шалаш, а он только улыбался глупым, там уже его не надо было долго упрашивать, он охотно исполнил его волю. Она была честной подругой и свое получив, пустила вместо другу, а Мазетто все строил дурачка и делал, что они хотели. Несколькими наворотами пробовали еще и то и то, прежде чем уйти, или добра в сего всадника сила, а затем говорили между собой, то действительно удовольствие над все утешения, еще больше, чем им показано, и всегда искали случая пожируваты с немым. Однажды подсмотрела их из окошка своей кельи одна сестра и другим то показала.


Смотрите также:
 Любовь Мартуччо Гомита
 Любовь Федериго дель Альбериго
 Маркиза Монферратская
 Королевский приказ
 Тофана и его жена

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее