Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Паганини и Монако 3

31-03-2018

Если действительно вы ее муж, как вы говорите, то я, имея вас за человека благородного, поведу вас к ней и она вас наверняка узнает: когда она скажет, что ваша правда, и захочет пойти с вами, пусть; дадите мне за нее выкупа, что с вашего же положите. Как же нет, то не подобие вам ее от меня требовать, я человек молодой и, как всякий другой, могу держать себя женщину, особенно такую, как она, Любиша за нее я никогда не видел. Тогда сказал мессер Риччардо: - Вполне вероятно, что это моя жена; скоро ты поведешь меня к ней, увидишь сам, что так оно и есть: она сразу же бросится мне на шею. Пусть будет так, как ты задумал, я согласен на все. - Ладно, - сказал Паганини, - пойдем. Вот пришли к Паганинового дома, сели в комнате, и Паганини велел позвать к себе женщину, она вышла из своей комнаты и поздравила мессера Риччарда так, будто это был какой то чужак, что пожаловал в гости к Паганини. Сие увидев, судия очень удивился (думал, знаете, что она его знает с какой радостью встретит) и сказал себе мысленно: "Наверное, с того сумму и бесконечного горюваня, что потерял ее, я так изменился, что она меня не узнала" .

К ней же сказал такими словами: - Жена моя дорогая, дорого мне стала и рыбная ловля, что на нее я тебя пригласил! Что уж я горевал по тебе, того никто в мире подумаешь не может, а ты, вишь, и не узнала меня, так равнодушно ко мне поздоровалась. Разве ты не видишь, что это я, твой мессер Риччардо? Я приехал сюда, чтобы заплатить седьмой достойному мужчине, сколько он захотел, чтобы только забрать тебя отвезти домой, а он, спасибо ему, согласился отдать мне тебя за такую цену, которую я сам положу. Женщина повернулась к нему и сказала, осмихнувшися слегка: - Сударь, это вы мне говорите? Смотрите же, вы тем не вклепались, я вот все-таки хорошо знаю, не видела вас сроду. А он ей: - Что ты говоришь, вот посмотри мне лучше и вспомни хорошенько, то увидишь, что я твой муж, Риччардо ди Киндзика. А она ему: - Простите, сударь, может, оно и не приходилось так долго вас смотреть, как вы того хотите, и я уже достаточно на вас насмотрелась и могу с уверенностью сказать, что никогда вас не видела. Мессер Риччардо подумал, что, может, она притворяется из страха перед Паганини и не хочет признаться ему в присутствии корсара; тем-то через несколько мгновений он попросил у хозяина разрешения поговорить с женщиной наедине.

Паганини согласился на то, с одной лишь оговоркой - чтобы мессер Риччардо не решался целоваться против ее воли, а женщине сказал, чтобы пошла с ним к себе, выслушала все, что он должен был говорить, и ответила ему, как сама хотела. Вот пошли они вдвоем к ней в комнату, сели, и мессер Риччардо заговорил снова: Как же это может быть? Или я так изменился? Очень ты мое каре, ну, посмотри же на меня еще раз, посмотри лучше! Женщина засмеялась и не дала ему продолжать. - Вы понимаете, конечно, - сказала она, - не такая уж я беспамятно, чтобы забыть, что вы - мессер Риччардо ди Киндзика, мой муж, но когда я жила с вами, то оказалось, что вы меня плохо знаете. Вы же мужчина будто умный (и хотите, чтобы вас за такого считали), то неужели же вы не знали, видя, что я такая молодая, и свежая, и яровая, - неужели, говорю, вы не знали, чего надо молодым женщинам, кроме еды и одежды, хотя они стесняются об том говорить? Как вы это дело справляли, вы сами знаете.


Смотрите также:
 Пекарь Чисто
 Теодор и дочь господина Америго
 Фьямметта
 Паганини и Монако 3
 Монна Изабетта и Ламбертуччо

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее