Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Бернабо из Генуи

03-04-2019

Зачем же вот так упорно свое производить, противно тому, что все люди говорят? На это Бернабо так ответил: - Я не философ, а купец, то и отвечу тебе по-купечески. Я свое знаю что ты говоришь, может произойти с глупой женщиной, стыда и срама не имеет, а котора умнее, и о чести своей заботится и ее стараясь, становится сильнее мужчину, которому о том безразлично; такая же то и моя женщина. Тогда Амброджуоло: - Действительно, - говорит, - если бы каждый, как они в гречку вскочат, у них вырастал на лбу рог в знак того, что они сделали, то, думаю, немного было до сего дела желающих; но такого не бывает, а в разумной то и никогда не останется от того ни следа, ни прослидку. Стыд и бесчестие тогда только бывает, как все на яв получится; тем-то, котора может втайне перелюбкы делать, то так и делает, а как делает, то, значит, дура. Будь уверен, что и только женщина честива, в которой никто не просил, или что сама хотела, и никто на нее не понадився. Хотя и знаю, что так оно должно быть из существенных и естественных причин, и не говорил об этом с такой уверенностью, если бы сам в том много раз и со многими женщинами был не убедился.

Даю тебе слово, что если бы я пробыл чуть с твоей Преподобницы, то и ее за короткое время до того подговорил, что и другие. Бернабо отвечал с сердцем: - Словами можно без конца спорить: ты свое править, я свое, а толку из этого не будет никакого. Но как ты говоришь, что все женщины такие подильчиви и ты такой художник их с ума сводить, то, чтобы тебя в честивости жены моей убедить, даю голову на отсечение, если тебе когда-либо на подъязык даст: как же ты и не добьешься, то заплатишь мне всего лишь тысячу золотых червонцев. Амброджуоло, разгоревшись уже спором, сказал: - Что мне, Бернабо, по твоей крови, как я выиграю? Если ты хочешь такую испытаний поступить, то поставь против моей тысячи своих пять тысяч золотых (ибо голова твоя, наверное, ценнее), и, как ты не даешь мне определенного реченця, я берусь поехать в Генуе и за три месяца с момента моего отъезда обмануть на грех твою жену, а в доказательство того привезу некоторые любимые ее вещи и подам тебе безошибочный приметы, по которым ты досвидчишся, что так оно и было, обещай только мне на слово, что за это время ни сам в Геную не приедешь, ни вести никакой о сю дело женщине перешлешь. Бернабо охотно принял си условия, и, хотя другие присутствующие там купцы пытались их от того заведения успокоить, зная, что с того большая беда может случиться, Амброджуоло и Бернабо так розтроюдились оба, на то розраювання не считали и ту свою соглашение для большей уверенности собственноручно письменно списали. Сделав ту сделку, Бернабо остался в Париже, а Амброджуоло уехал поскорее в Геную.

Прожив здесь несколько дней, он расспросил осторожно, где женщина живет и которого она нрава, и услышал о ней еще больше хорошего, чем от самого Бернабо. Понял тогда Амброджуоло всю безрозумнисть своего покушения, однако познакомился с одной бедной женщиной, вхожа была к тому нии и очень ей угидна, и, не сумев от нее большего добиться, пидплатив ее, чтобы внедрила его в специально для того сделанной сундуки не только к господи, а в спальне Панин. Женщина сказала (с его науки), что должно уехать, и попросила посторожить несколько дней той сундуки. Когда наступила ночь и хозяйка уснула, Амброджуоло отпер изнутри сундук и вылез потихоньку из нее. В спальне горел, и он стал пристально рассматриваться по комнате, чтобы запомнить ее расположение и всю обстановку, рисование на стенах и другие отличительные вещи. Потом подошел к кровати и, сверившись, что госпожа и девочка рядом с ней твердо спят, одслонив тихонько одеяло и увидел, что нага она меньше, как одета, и не заметил никакой признаки, что им мог бы похвастаться, кроме одного: под левой грудью у нее была немаленькая родимое пятнышко, а вокруг нее несколько золотастих волос.


Смотрите также:
 Любовь Лодовико и мадонна Беатриче
 Переезд
 Страшный суд
 Примас и Клюнийский аббат
 Перо из крыльев архангела Гавриила

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее