Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Маршал Пьеро

26-05-2018

Среди купцов, там про си вещи беседовали, был один молодой торговец из Пьяченцы на имя Амброджуоло. Услышав последнюю хвалу, что отдал Бернабо жене, он расхохотался во все тяжкие и спросил насмешливо, то тем не от императора получил он, единственный из всех мужчин, такую привилегию. Бернабо ответил, немного будто с сердцем, не император, а господин Бег, мощный, ведь, за императора, даровал ему ту милость. Тогда Амброджуоло сказал: - Бернабо, я нисколько не сомневаюсь, что ты убежден в том, что правду говоришь, только, мне кажется, не достаточно ты в природе вещей уникував, ибо, если бы к ней внимательнее присматривался, то заметил бы, яко человек неглупого ума, много кое-чего такого, что заставило бы тебя осторожнее о сии дела говорить. Ты не думай, не потому мы так легкомысленно о жен говорили, что они из другого теста слеплены, чем твоя, а потому, что хорошо знаем, как оно в мире ведется, вот послушай лучше, какие у меня соображения сего поводу.

Давно известно, что мужчина - это благородное создание по всей живности, что создал Господь, а потом уже - женщина; всяком разумно, и на деле видно, что человек совершеннее женщину, а когда он совершенный, то, безусловно, имеет больше нее твердости и устойчивости, а бабы всегда и во всем неустойчивее - на то есть много естественных причин, о которых я здесь не буду широко распространяться. А если уж человек, твердый на удачу, не может устоять перед женщиной не только тогда, когда она его соблазняет, но и тогда, когда он сам ее пожелает, и готов сделать все на свете, лишь бы овладеть ею, - неужели ты надеешься, что шаткая от природы женщина устоит против мольбам, лести, подарков и тысячи других мероприятий, в которых удастся умный мужчина, чтобы добиться ее любви? Неужели ты думаешь, что она викрипить? Но скажи мне хоть, я тебе не поверю!


Смотрите также:
 Гульфард и Гаспарруол
 Монна Изабетта и Ламбертуччо
 Пьетро Боккамацца
 Жилетта из Нарбонне
 Маршал Пьеро

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее