Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Кончина Антиоха

24-05-2017

Скоро Антиох действительно скончался, и они похоронили его с должным уважением. Она ответила ему, что когда его пожалуйста, поедет с ним в надежде, что он из любви к покойнику ее себе родную сестру будет. Купец пообещал все по ее угодным делать, а чтобы ее в пути от всякой неправды и напасти лучше защитить, сказал каталонцам, что это его жена. На корабле дали им небольшую каморку в кормовой части, и, чтобы дело не расходилось со словом, купец спал вместе с ней в Тесненькие постели. Хотя они, с Родоса одпливаючы, о том не подозревая, случилось так, что подо влиянием темноты и уюта постельного (а это, видите, немалая сила!) забыли о любви и дружбе к покойнику Антиоха и обоюдным желанием движимые, начали себе вдвоем жировать да так знехочу и породнились, пока доплыли до Баффи, откуда был родом тот купец, а прибыв туда, зажили себе мирно вместе.

Однажды проходил около того дома, где жила Алатиель (купец ее в ту пору отправился торгом в Армении), и, увидев красавицу у окна, стал пристально к ней присматриваться, потому что ему показалось, что он уже видел ее где-то, а где именно - не способен был никаким миром вспомнить. Для самой красавицы, долгое время была игрушкой фортуны, поступил уже, наверное, время спасения, ибо, глядя на Антигона, сразу вспомнила себя, что видела его, яко мужа значительного, на службе у своего отца в Александрии, и ожила в ее сердце надежда на его счет вновь царского состояния вернуться. Воспользовавшись тем, что купца не было дома, она не мешкая говорила позвать перед собой Антигона. Как он вошел в комнату, спросила она стыдливо, или он тем не Антигон с Фамагосты? Тот ответил, что да, и добавил: - Сударыня, мне кажется, что и я вас знаю, вот только никак образом не надумаю, где и когда я вас видел. Напомните мне, когда Пожалуйста ваша, кто вы есте. Убедившись, что он и есть, она бросилась в слезах ему на шею и, как он удивился, спросила его, не в Александрии он ее видел.

Услышав это вопрос, Антигон сразу узнал, что это Султановна Алатиель, о которой думали, что она в море погибла, и хотел отдать ей должное, и она этого не допустила, а попросила его сесть. Антигон так и сделал и спросил почтительно, как, когда и откуда она сюда наловили: ведь все в Египте считают, что она утонула в море несколько лет назад. На то ответила Алатиель: - Охотнее бы я была действительно в море утопиться, чем жизнь проводить, которое мне пришлось, и отец мой, если бы все знал, тоже того хотел бы. Сие сказав, заплакала снова горючими слезами. - Не вбивайтеся ибо так, госпожа моя дорогая, - сказал в нее Антигон, - еще не все пропало.

Скажите мне с вашего, что с вами приключилось и как вам жилось, может, даст Бог милостив, то мы так горю поможешь. - Антигона, - сказала красавица, - как я увидела тебя, словно родного отца узрели, и по той любви и уважения, что к нему есть, призналась я к тебе, хотя могла и не признаться. Немного есть таких людей, встреча с которыми была бы мне такая приятная, как спиткання с тобою тем-то покажу тебе, как отцу родному, все, что таила еще в лихой судьбы своей. Выслушай меня и, как найдешь которую совет, постарайся давнюю достоинство мне привлечь, как же нет, то прошу тебя - не говори никому ни слова о том, что ты меня видел или слышал что-то обо мне. По сей языке рассказала она ему, горько плача, о всех своих приключениях с того времени, как разбило их у Майорки, до последней волны. Но повесть разжалобила Антигона до слез. По короткой раздумья он сказал ей: - Конечно панно, тем, что в бедствиях ваших вы не открыла нигде никому, кто вы есть, имею определенную надежду вернуть вас отцу вашему еще Любиша, чем первое, а затем и за короля альгарбського отдать.


Смотрите также:
 Королевский конюший
 Маршал Пьеро
 Джироламо и Сальвестра
 Гульфард и Гаспарруол
 Кончина Антиоха

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее