Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Вавилонский султан

21-05-2018

Сбросив то взгляд на Алатиель, облюбовал он ее велико, да и ей, судя по всему, тоже якобы полюбился, так и думал, что только остра сторожа брата мешает ему в ней счастье предотвратить. И заповзяв брат на брата злую мысль, что скоро кровей поступком обернулась. В ту пору стоял у пристани возле этого города корабль готовился одплисты со всяким товаром в Кларенцы морейской, хозяева его, два молодых генуэзцы, ждали только достоинству ветра, чтобы распустить паруса, с ними-то и договорился заранее Марат, чтобы на ту ночь приняли его к себе вместе с женой. Как уже стемнело хорошо, пробрался Марат тайком в дом Перикона, что не имел на него никакого Призри, приведя с собой нескольких верных товарищей своих, которых соединил себе для сего дела. Перечасувавшы какое-то время в своей тайнике, уронил он в дом тех товарищей и ворвался вместе с ними в комнату, где спал Перикон со своей любовницей.

Спящего Перикона убили, а девушку, проснулась и горько плакала, схватили и, смертью ей угрожая, зашикали; забрав заодно некоторые Периконови драгоценности, отправились они, никем не замеченные, к пристани, где Марат сел с девушкой на корабль, одпустившы общество домой. Дождавшись ходового ветра, мореплаватели отправились в путь. Алатиель жаловалась весьма и давним своим бедствием, и сиею новой невзгоды тяжело убивалась, и как стал Марат тем смычком, что нам Бог дал, искренне ее утешать, то быстро привыкла она к нему и забыла Перикона. Уже казалось ей, что все идет хорошо, но тут фортуна, на древних бедах не перестав, новую напасть на нее наслала. Тем что она была, как уже не раз говорили, женщина красоты хорошей и обычаев благоподобних, влюбились в нее оба молодые генуэзцы так сильно, что, забыв все на свете, о том только заботились, чтобы ей во всем угодить и ласки в ней предотвратить , опасаясь, однако, чтобы Марат тех залетов не заметил. Узнав друг о любви другого, сделав они сокровенное между собой совместно ее любовью завладеть якобы любви можно делить, как товар, который или барыш от торговли. И Марат хорошо следил любовницы своего и мешал им тот замер в скутку доказать. Поэтому однажды, когда шел корабль быстрым гоном, а Марат стоял себе безопасное на корме и смотрел на море, скрались они вместе с ним, схватили сзади под силки и бросили в воду.

Корабль влияние еще добрую милю, прежде чем люди заметили, что Марата не стало. Как услышала тее Алатиель и увидела, что его уже не вернуть, жалобно на весь корабль голосила. Оба закоханци тут же бросились утешать женщину, не так по мужу тосковала, как обездоленность свое оплакивала, пытаясь успокоить ее ласковыми словами и обещаниями разнообразными, хотя она мало из тех вещей понимала. По длинному размышления, как показалось им, что она уже более-менее утихомирилась, они стали промеж себя рассуждать, кому первому с ней ночевать приходится. А каждый хотел быть первым, то они никак не могли договориться, и началась между ними ссора: сначала словам крутыми сцепились, а потом, гневом ужасным закипившы, на ножи пошли, как их там корабляны НЕ разнимали, и так искренне брат брата штирхалы , что один упал сразу мертво на помост, а второй, хоть и живой остался, был весь изрублен и рубленая. Зажурилась Алатиель, вновь сама без совета и помощи осталась, еще очень и страдала, чтобы не упал на нее гнев родственников и друзей тех двух генуэзцев; и просьбы раненого и быстрое приплиття корабля в Кларенцы вибавилы ее от смертельной опасности. Висела она с тем недорубком на берег и поселилась с ним в гостинице.


Смотрите также:
 Примас и Клюнийский аббат
 Настоятель фьезоланського собора
 Грех Мадонны
 Любовь Лодовико и мадонна Беатриче
 Похищение

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее