Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Мессер Гваспаррин

25-02-2022

Мужчины грешат, бывает, различными желаниями, а вы, дорогие мои дамы, наипаче одним - желанием быть красивыми; мало из вас той красоты, что дала вам природа, вы хотите увеличить ее разнообразными штуцерных средствами. Посему хочу вам рассказать историю одной сарацинкы, что ради красоты своей большой беды произошли и за четыре года девять раз свадьбу справлять должна. Был в Вавилонии - давно уже то происходило - султан на имя Беминедаб, которому в жизни все хорошо велось. У него много детей - сыновей и дочерей, а между ними красавицу девушку Алатиель, что второй такой красивой (так говорил всякий, кто видел ее) нигде в мире тогда не было. Когда король Альгарбии чудом помог султану одгромиты арабский нашествие, то попросил у него, как великой милости, руки Алатиель.

Султан согласился и, поручив дочь Божьей опеке, отправил ее за море с премного дарами в сопровождении многочисленной свиты на хорошо оснащена и лесов корабли. Дождавшись мореплаватели погоддя, распяли паруса, вышли из Александрийского порта и плыли сколько-нибудь день счастливо; прошли уже и Сардинию, уже и цель поездки их, кажется, недалеко, когда это сорвались супрутнии ветры и с таким импетом на корабль ударили, что Султановна и мореплаватели уж о жизни своей звомпилы. Но как были те плавачи люди упорные, то целых два дня боролись можно с противной волной, только же третьей ночи море розбурхалося еще сильнее, и они не знали, куда их занесло, - не могли того ни принадлежностями морским установить, ни на глаз, ибо тучи заволокли мраком все небо. Где-то около острова Майорки заметила они, корабль начал в дни протекать. Не видя другого спасения и заботясь всякий не за кого, лишь самого себя, спустили они в море лодки, куда устремились сразу все старшие, больше на ту утлую посудину, чем на дырявый корабль, уповая, и вслед за ними потислися в лодку и все другие плавачи, хотя те, что первые в него сели, одбивались от них ножами. Так, убегая от смерти, сами себе ее приспишилы, потому лодка под ту пургу не мог выдержать такого сдвига людей и пошел вместе с ними под воду. На корабле же осталась одна Султановна со своими челядницямы (и те лежали на помосте полумертвые, обессиленные страхом и морской непогодой) сам же корабль был уже сливе совершенно разбитый и залит водой.

Гонимый дальше порвистим ветром, налетел он со всего разгона на побережье острова Майорки и врезался неподвижен в песчаную косу, не более чем на одну Кидь от берега; всю ночь Гуркало в него волны, и ветер уже не смог его с места сдвинуть. Как уже обутрилось хорошо и буря немного улеглась, девушка прочнулася с обморок, подняла голову и слабым голосом стала звать свою службу, и жаль было того призвания - вблизи никого не было. Не слыша обзиву и никого не видя, удивилась весьма и испугалась изумился, тогда встала трудом и увидела, что ее челядници и супровидници лежат все, как одна; давай то ту, то эту звать-тормошить, и мало которая шевелилась; бильшина умерла или с тяжелой болезни морской, а из страха. Еще больше ужаснулась Султановна, увидев себя одинокой, без совета и советы, не зная даже, где она есть; принялась снова живых розбуркуваты и поты их трясла, пока не поднялись. Услышав, что и они не знают, где мужчины подевались, и увидев, что корабль набрал воды и застрял на милизни, заплакала горько Алатиель вкупе с Служебницами своими.


Смотрите также:
 Первый день Декамерона
 Князь Салернский
 Любовь Федериго дель Альбериго
 Ужин Пьетро ди Винчоло
 Ландольфо Руффоло

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее