Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Ландольфо Руффоло

14-05-2018

Ландольфо Руффоло, обеднев, идет в корсары; взят генуэзцами, он испытывает в море аварии, спасается на сундуке, полном самоцветами, прибивается к одной женщине на Корфу и возвращает домой богатырем Лауретта, сидевшая рядом с Пампинея, дослушала до конца ее историю, которая завершилась так славно, и, не дожидаясь приглашение, начала говорить: - Ласковые мои дамы, думается мне, что больше дело фортуны - это видвигнуты человека с большой рухляди к королевскому состояния, как лучилося с Алессандро в Пампинеиний истории. А всякому из нас приходится говорить об этих материи, то и я осмелюсь рассказать вам притчу, где будет еще больше всяких лишений, хотя и не такая блестящая развязка.

Хорошо знаю, что вы будете слушать мой рассказ не с таким вниманием, как предыдущее, и уж извините - чем богата, тем и рада. Говорят люди, что морское побережье между Реджо и Гаэта - то лучшая мистина в Италии, там, возле Салерно, простирается над морем так называемый Амальфийський берег, усеянный мелкими городками с садами и фонтанами. Живут в них все люди состоятельные, наиболее предприимчивые купцы. В одном из городков, называемый Равелло, где и сейчас таких людей не продает, жил когда-то то богатый-премного человек по имени Ландольфо Руффоло. Но ему было мало того богатства, и он, желая еще вдвое столько додбаты, за малым богом жизни своей не загубил. Просчитав все подробно по-купечески, приобрел он себе огромного корабля, наладував его всяким товаром, что накупил на свои деньги, и отправился на Кипр. Но там он увидел, что и других купцов немало туда такого же товара навезли, то и должен продавать все то полцены, чтобы только не выбрасывать, и тем совсем на нет поднялся. Приуныл тяжело Ландольфо, не знал, что начать: то был богатырь на всю губу, а теперь вдруг нищим стал ...

Нет, думает, или умру, или разбоем верну себе, что потерял, а не вернусь нищим туда, откуда богатым уехал. Вот продал он кому-то там своего корабля, приложил те деньги к выручке, купил небольшое корсарские суденышко, устаткував его хорошо всем, что нужно для того промысла, и начал дергать проезжий торговый люд, а наипаче турок. И фортуна служила ему в добичництви лучше, чем первое в купечестве. Не прошло и года, как он, ограбив силу турецких кораблей, не только возвратил, что потерял, а удвоил свое богатство. Наученный бедствием, который уже раз случилось, не хотел Ландольфо искать новой беды и решил, что будет уже с него и того, что имеет, - надо домой путь станки. Возвращать деньги на любой товар он уже не хотелось, а поплыл прямо домой на том же пароходе, на котором так успешно корсарував. Как надплив он уже к Архипелага, вскочил вечер противный ветер-борвий и страшно возмутил море; небольшой кораблик должен искать убежища в уютной бухте какого-то островка, чтобы переждать там беде. Через некоторое время в ту же залив, где прихистився Ландольфо, прибились две большие генуэзские барки, пришедших из Царьграда. Заметив Ландольфи кораблик, генуэзцы преградили ему дорогу, а узнав, чей он есть (о Ландольфо сокровища везде ибо ходила слава), решили захватить его, как никогда людьми сребролюбивы и безбашенных.


Смотрите также:
 Еврей Аврам
 Ужин Пьетро ди Винчоло
 Компания Сикурано
 Дон Феличе и его брат Пуччи
 Ревнивец

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее