Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Ограбление Ринальдо д 'Асти

15-03-2018

Рассказы ТРЕТЬЯ

Трое парней, имущество свое процвиндрившы, обнищали основания; племянник их, в отчаянии домой возвращаясь, здибуеться по дороге с английским принцессой, путешествующий в перевдязи аббата, женится на ней и возвращает дядям состояние-поместья Дамы интересно выслушали историю о Ринальдо происшествия, похваляючы его благочестие и благодаря Богу и святому Юлиану, что в тяжелой беде ему спасение подали. Да и женщина (о сие говорили исподтишка), казалось им, была недурна, сумев тем добром воспользоваться, что Бог послал. Еще они рассуждали, улыбаясь, о той веселой и вдовьей ночку, когда Пампинея, сидевшая рядом с Филострата, догадавшись сама, что очередь теперь ей пришлось, уже надумувала, что бы ей рассказывать, и на Королевское слово смело и весело повела такую вещь: - Шановнии дамы! Чем больше мы говорим о фортунини прихоти, тем больше должны о них рассказывать, когда хорошо присмотримся, как оно в мире ведется. И люди толковые не должны седьмой удивляться: действительно ибо, то, что мы по недомыслию своему называем, все у нее в руках, и сама она приговором своим сокровенным передает непрестанно все то из рук в руки других, а из других к третьим, а каким порядком - мы этого не осознаем. Это дело слишком определенная, исполняется она ежедневно в любом деле, да и в тех притчах, которые уже рассказов, однако, Королевское приказу повинуясь, погубишь я к ним и свою историю, которая вам, думаю, придется по вкусу, а может, и полезно который принесет.

Жил когда-то в нашем городе один значительный человек, по имени мессер Тедальдо из рода Ламберти, как кое-кто говорит, или, может, из рода Аголанти, как утверждают некоторые, потому что его сыновья, видите, промышляли впоследствии тем самым ремеслом, возле него ходили и ходят Аголанти. Так ли это было, или иначе, тем не менее, только был тот Тедальдо тяжело денежный и имел трех сыновей: первого звали Ламберто, второго Тедальдо, а третьего Аголанте; это были хорошие, уродливы юноши, хотя старшему еще не исполнилось восемнадцати, когда умер мессер Тедальдо и оставил им, яко законным наследникам, все свое состояние-поместья. Став таким образом богачами с деньгами и землями, начали они тое добро цвиндриты без меры и без счета, как им только хотелось: держали силу слуг, позаводили себе хороших лошадей, борзых, и птиц, производили неоднократно банкеты, тратились на подарки и турниры, - не только делали то, что благородным людям пристало, но и то вытворяли, что им на юношеский ум всплывало.


Смотрите также:
 Третий день Декамерона
 Ревнивец
 Месть
 Гвильям Россильйонский
 Мессер Гваспаррин

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее