Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Второй день Декамерона

19-03-2019

Маркезе и Стекки на то пристали: не мешкая, вышли из трактира и отправились втроем в безлюдное место, там Мартеллино так поскарлючував себе пальцы, так искривив себе руки и ноги, рот, глаза и все лицо, страх было взглянуть и кто бы на него не посмотрел, сказал бы всякое, что это действительно человек поврежден и збезвичена. Взяли его такого Маркезе и Стекки и поженились в церкви, святые и Божьи, смиренно прося всех, кто по пути не встретится, пропустить их бога, и это им легко давалось - все смотрели на них, кричали: "Отойдите, расступитесь!" - И так невзабари протовпилися они к тому месту, где лежало тело святого Хендрик

Несколько дворян, стоявших там, быстро схватили Мартеллина и положили на тело, чтобы сподобился он благодати и изцилився. Все люди следили, что же с ним будет; перечасувавшы немного, он начал приставляться, - а он на то был большой художник, - якобы у него распрямляется сначала один палец, потом вся кисть, а после вся рука, и он выпрямился весь. Видя сие, люди такой подняли крик во славу святого Хендрик, что и гром бы грянул, то не слышно было. И надо же так случиться, что стоял там неподалеку один флорентинець, который хорошо знал того Мартеллина, хотя сразу было и не угадал, как его вели бы калеку, а когда тот выпрямился, узнал и как захохочет: - А бей Божья сила! И кто бы все-таки, его видя, не охватил веры, то сущий калека? Услышав эти слова некоторые тревижаны, и спрашивают: - Как? Разве не было у него родинке? А флорентинець отвечает: - Да Боже упаси!

Он сроду был прямо, как мы с вами, только большой из него мастер, как самые здоровые видели, приставляться кем угодно. Услышав же сие, больше ничего не спрашивали, а все ринулись вперед, крича: - Взять его, предателя! Он, хулитель и святотатец, притворялся только, будто его родимець избил, чтобы над нашим святым и над нами поиздеваться! Сие говоря, схватили его, зволоклы с того места, где он был, и, пирвавшы его за волосы и разодрав всю одежду на нем, давай бить его кулаками и носками, и не было, наверное, такого человека, который не согласился бы к тому сборища. Мартеллино кричал: "Караул, спасите!" - И отбивался изо всех сил, и это ему не помогало, потому что на него напирало все больше и больше народу.

Стекки и Маркезе видят, что шуток; помочь бы - так за свою шкуру страшно; давай они тогда вместе со всеми кричать: "Смерть ему!", - А сами все-таки мизкувалы, как бы из рук народа спасти, потому что все-таки были бы его наверняка доконали, если Маркезе не поднялся на хитрости. Побежал он быстренько к городской стражи и говорит так, что бурмистра заменял: - Пробе помощь Вон тот лихой человек вырезал у меня бумажник с сотней червонцев. Прошу, велие схватить и верните мне мое.

Услышав сие, десятка гайдуков мгновенно мелькнули туда, где незадачливым Мартеллина без расчески чесали, и пропхавшися с трудом между толпой, вырвали его из рук самосудникив совершенно избитого и изуродованного и повели к ратуше. Туда же потянулось и множество тех, что от него, мол, надругательства дозналы, а услышав, что его схвачен за воровство, и себе давай говорить, что и им он якобы отрезал кошельки, - думали, видите, хоть тем ему наверстать. Выслушал все это городской судья, человек настрого, сразу же отвел Мартеллина в сторону и начал его о все допрашивать. Но Мартеллино только оджартовувався, будто ему то арест за игрушку.


Смотрите также:
 Дионеево право
 Друг
 Сицилийские хитрости
 Неприятности Андреуччо
 Покушение Лисимаха

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее