Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Кипрский король

12-05-2017

Солнце тем временем склонилось уже на спадень и жара легче, когда барышни и кавалеры закончили свои рассказы. Тогда королева сказала жартливо:

- Теперь, дорогие подруги, равно мне еще осталось сделать в этот день моего старшинування - дать вам новую королеву, и она по своей угодным на второй день жизни свое и наше для призвоитои утешения вряджае. Кажется, еще до ночи далеко, и кто загодя толком не даст, то будущини хорошо не устроит, потому-то, чтобы новой королеве можно приготовить все на завтра, возлагаю я, чтобы последующие дни начинались с сии часа. Так именем того, кем живет всякое дыхание, пусть королюе завтра над нами удовольствие нашу умная девица Филомена. Сказав сие, встала, сняла с себя венок и, почтительно возложив его Филомена на голову, первая поклонилась ей, как королеве, а за ней и все остальные дамы и кавалеры сдались на милость новой обладательнице. Филомена аж покраснела немного от стыда, как венчаний ее в королевство, и, вспомнив недавние вещи Пампинея, опомнилась и, чтобы не показаться простушкой, подтвердила первым делом на службе всех, назначившего была ее предшественница, распорядилась, что надо вготуваты на завтра рано и на ужин, на том самом месте, где они и были, а потом повела такую вещь:

- Кохании подруги, больше из дружбы своей, чем за мои заслуги назначил меня Пампинея вам за королеву; поэтому, хозяйничая жизнью нашим, думаю я не только на свою, но и на вашу волю считаться; выясню же вам вкратце, что на моему мнению, следует поступить, чтобы вы могли на ваше усмотрение что-то добавить к тому распорядка или отнять. Присмотревшись порядке до сегодняшнего Пампинеиного управления, я думаю, что оно было и похвальное, и отрадное; сии порядки, пока нам они не приидяться или по другой причине надоест, по-моему, не надо отменять. Докажем же до конца то, что начали мы уже делать, встанем погуляем весело, а как солнце будет при заходе, поужинаем в тени, споем несколько, позабавимся, а там уже и спать будет время. Завтра утром, повстававшы захолодкы, тоже пойдем куда-то повеселимся, чем кому дорого, потом, как и сегодня, вернемся удобного обедать, потанцуем, а встав после сна, вновь соберемся здесь рассказывать, потому что с сего, как мне, больше нам и радости , и пользы.

Здесь, правда, хочу ввести одну вещь, которой Пампинея не сделала, потому поздно выбрали ее на королеву: надо положить какие-то границы нашим рассказам, объявив всех заранее, о которых кстати будет речь, чтобы каждое мало времени придумать какую-то интересную историйку. Когда это будет вам по вкусу, подумайте вот о чем: как мир миром, испытывают люди всевозможных приключений от своей удачи, и будут испытывать, поэтому пусть каждый расскажет о таких, что всякого бедствия набравшись, неожиданно находят хорошую судьбу. И дамам, и кавалерам это понравилось, все охотно на это согласились.


Смотрите также:
 Жилетта из Нарбонне
 Свадьба Теодора и Виоланты
 Королевский конюший
 Изабетта и Лоренцо
 Мессер Чино

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее