Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Гвильельмо Борсьере

17-03-2019

К какой несвитськои срамоту мы дожились! Ли не знак то, что пошли где-то все достоинства и оставили несчастное человечество в грязи пороков? Но вернусь к тому, с чего я начала, потому справедливый гнев завел было меня в сторону. Приехал, говорю, то Гвильельмо в Геную, где его охотно принимали и уважали все именитые люди. Пробыв несколько дней в городе и наслушавшись о скупощи и скнарощи мессера Эрмина, он захотел его увидеть.

Господин Гвильельмо, вы человек бывалый, не знаете ли вы, спасибо, какой-то невидальщины, чтобы мне тут в зале нарисовать? Услышав Гвильельмо сии неуместные слова, и говорит:

- Господин, вряд ли смог бы я подсказать вам для сего которое невидальце - вот разве что, может, чих или что; и, если позволите, скажу вам на такую штуку, которую вы, Передать, никогда не видели. - Какую же бы то, прошу вас?

- Спросил мессер Эрмина, не надеясь на такую отповедь, которую получил. Тогда Гвильельмо вдруг сказал:

- Нарисуйте Человечность. Услышав же мессер Эрмина сии слова, так ему сделалось стыдно, что он вдруг словно переродился и не тот стал, до сих пор не было. - Господин Гвильельмо, - сказал он, - я ее нарисую, что ни вы, ни кто-либо другой никогда не сможет сказать, будто я ее не видел и не знаю. С тии поры - отаку-то силу мало Гвильельмове слово!

- Стал мессер Эрмина щедрым и гостеприимных хозяином, уважал и своих горожан, и пришельцев лучше, чем любой другой генуэзец тех времен.

Рассказы ДЕВЯТАЯ

Кипрский король, пристыженный одной гасконкою, с оспалий становится завзятым Еще только Элизе осталось получить последний приказ от королевы; не дожидаясь его, она весело начала: - Часто бывало, юные дамы, там, где ничего не могли поделать разные упреки и наказания, помогало вдруг одно слово, даже припадком, а не умышленно сказанное. Это хорошо видно по Лауреттинои рассказы, да и я хотела бы вкратце об этом поговорить: нехорошо взять внимательно слушать всякие хорошие и полезных вещах, хотя бы их будет говорить.


Смотрите также:
 Гульфард и Гаспарруол
 Джаннотто и Мадонна Беритола
 Монна Изабетта и Ламбертуччо
 Коронация Элизы
 Жилетта из Нарбонне

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее