Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Примас и Клюнийский аббат

16-07-2020

Случилось так, что оказался он однажды в Париже в тяжелой беде, а это с ним бывало очень часто, потому что люди великоможни не прочь-то ценили его высокие приметы, и услышал он там про Клюнийского аббата, богатого, вероятно, прелата во всей церкви Божией , кроме одного папы; славили, что он был щедр и гойным, производил каждый день празднества и никогда еще никому не защищал в себя есть и пить, как сам был за трапезой. Примас любил разбираться с выдающимися людьми и вельможами; услышав о аббата, он решил пойти подивисьтися на его роскоши . Ему ответила, что аббат пробовал раз в одном своем имении миль за шесть оттуда; Примас сообразил, что, двинувшись рано утром, он мог добраться туда до обед. Расспросив у людей пути и не найдя подорожника, страдал он, чтоб не зблукатися на свою беду на безьижжя, поэтому, чтобы не томиться, бывает, голодом, припас он себе три буханки, а про воду уже безразлично (он не очень и любил ее), то добро, конечно, где-нибудь найдешь. Вот положил он те буханки себе за пазуху и отправился в путь, и так ему повелось, что в пидобидання попал он в абатовои владении. Войдя в дом, огляделся туда-сюда, увидел, что везде стоят понакрыты столы, а на кухне готовят на обед жаркое и вареное, и рассуждает про себя: "Правду о нем говорят, таки щедрый". Пока он ходил и рассматривался, аббатов дворецкий велел подать воды - руки мыть, потому подоспела уже обеденный час, а затем порозсаджував всех за столом.

Примасом выпало сидеть прямо напротив двери той комнаты, откуда аббат должен был войти в трапезной. У него при дворе была такая поведенция, что на стол не подавали ни вина, ни хлеба, ни любого другого яства и питья, пока не сядет сам хозяин.

Аббат велел отворить покой, откуда входилося в зал; проходя; посмотрел вперед, и первым навинувся на глаза Примас, одет кое-как и с виду аббату неизвестен. Увидел его, и ухватилась головы его ленивая мысль, которой он никогда не имел: «И кого я отее кормлю своим добром!" Вернувшись к себе, сказал он запереть дверь и спросил своих сторонников, не знает ли кто того Заволоки, сидящий за столом прямо напротив его комнаты. Все сказали, что не знают.

Примаса тем временем начал разбирать аппетит после такой промашки, потому что в поста он был не приспособлен; подождал он немного, увидел, что аббат не идет, достал из-за пазухи одного хлеба и принялся уплетать. Перечасувавшы немного, аббат послал одного из своих челядинцев посмотреть, не пошел Примас. Тот доложил: "Нет, господин сударь, не пошел; сидит и ест хлеб, видимо, с собой принес". - "Свое пусть ест, как должно, - сказал аббат, - а нашего сегодня не дождется". Ему хотелось, чтобы Примас ушел сам, потому спроваживать его бы не годилось. Примас упорав первой буханки, а как аббата все не было, то принялся и к другой; об этом тоже донесли аббату, что велел узнать, тот не ушел. Наконец, не дождавшись аббата, Примас начал около трех буханки. Когда о том сказали аббату, он стал себе так рассуждать: "Что это сегодня я как наслано? Где взялась и скупость, и презрение - и кому? Сколько лет кормил я у себя за столом всякого желающего - будь то господин, или мужик, бедный или богатый купец или мошенник; сколько раз усматривал я собственными глазами, как добро мое тлумила всякая лентяй, и мне никогда не надвигалась такое мнение, как о сего мужа.


Смотрите также:
 Гвидо Кавальканти
 Мадонна Беритола
 Разгневанный Никострат
 Болонский монах
 Переезд

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Джанни из Прочиды


Джанни с Прочида схватывают с любимой девушкой, которую подарен королю Фридериком, и привязывают с ней вместе к столбу, чтобы сжечь; опознан от королевского адмирала, он избегает наказания и женится на своей любимой Как закончилась Неифилина повествование, очень всем дамам по вкусу пришлась, королева велела Пампинея рассказать что-то свое, и, подняв ясное чело, заговорила не мешкая: - Неизмеримо велика, милые мои подруги, сила любви, поднимает влюбленных на многотрудные подвиги, что придает им духа переносить невероятные муки и испытания; в том вы могли убедиться, слушая сегодняшних и бывших историй, и хочу вам новый еще подать доказательство, поведав о приключениях одного влюбленного юноши. На острове Искья, что вблизи Неаполя, жила когда-то одна красивая девушка веселого нрава.
Читать далее

picture

Теодор и дочь господина Америго


Теодор сексом с Виолантою, дочерью господина Америго и девушка заходит от него в тяж, и любовника осуждают на виселицу, а когда его ведут под плетьми на казнь, отец узнает и освобождает, женив его с Виолантою Все дамы ждали, затаив дух, сожгут или нет тех молодых любовников; как узнали же, что они спаслись, отдали благодарность Богу и весьма обрадовались. Дослушав той повести, королева велела говорить дальше Лауретты; и начала весело такими словами: - Дорогие мои подруги!
Читать далее