Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Примас и Клюнийский аббат

08-05-2018

Бергамино историей о Примаса и Клюнийского аббата берет на смех неожиданные скупощи Кане делла Скала Королева и вся компания смеялись, выслушав интересную Емилиину рассказ: все похвалялы такую выходку покутникив. Когда все пересмиялися и затихли, Филострат, до которого дошла очередь рассказывать, начал так: - Хорошая это дело, уважаемые дамы, попасть в цель, нерушимое стоит, но мне дивугидна штука, как вынырнет вдруг что-то необычное и стрелок у него вдруг попадет.

Неправедное и скверне жизни духовенства часто бывает таким видимым пороком, что не трудно всякому желающему говорить о нем, высмеивать и ругать, и хотя хорошо поступил тот человек, который взял на смех инквизитора за лицемерную благотворительность монахов, которые дают бедным то, что годилось бы свиньям скормить или совсем выбросить, однако, по моему мнению, большей похвалы тот достоин, о котором я хочу рассказать, приобщившись к предыдущей истории: этот, видите, доганив щедро-витой владетельный Кане делла Скала за необыкновенную скупость, вдруг нашла на него , рассказав ему побасенку и приложив к нему то, будто о другом говорилось. Дело было вот как.

Решил он как-то произвести в Вероне пышной и роскошной пир, на которую должно было прибыть отовсюду много разного люда, а наипаче всяких забавника и фокусников, но вдруг ни с того ни с сего раздумал, дал гостинцев некоторых из тех, что приехали, и и отпустил их. Один только Бергамино, остроумный и проречистий на красное слово рассказчик (кто его не слышал, то и цены не составит), остался в Вероне, не получив ни подарков, ни одпусткы, и надеялся все-таки, что попадет ему малость не сейчас, то в четверг. Но владетельный вплило в голову, что дать ему что-то - то хуже, чем в печь бросить, и он ему ничего не говорил ни сам, ни через людей. Так прошлым несколько дней; видя Бергамино, что его зовут и дела делать не дают, а сам он со своими лошадьми и слугами проживается в трактире, изумился опечалился, но все-таки чего-то ждал, не манулося ему ехать. Он привез был с собой три роскошные уборы, подаренные от других вельмож, чтобы было в чем показаться на празднике; как хозяин стал допоминатися платы, он отдал ему сначала один, а оставшись дольше, и второй, и уже начал проедать третий - посмотрю, мол, на сколько достанет, а там и уеду.

Так жил он уже третий свой убор, и произошло то, что увидел его, озлобления, мессер Кане, за обедом сидя, и говорит ему, не для того, чтобы развлечься которым рассказом, а чтобы подратуватися: - Что тебе, Бергамино, почему ты грустном-невесело? Расскажи нам какую-нибудь побасенку! Тогда Бергамино, не надумуючись, будто он давно ее приготовил, рассказал, чтобы подправить свои дела, такую историю: - Синьор, вы, видимо, знаете, что Примас был большой латынник и упорнее над всем стихотворца, и он даром своим прославился, хотя и не везде знали его в лицо, то не было, пожалуй, такого человека, чтобы с слухов не знал, кто такой Примас.


Смотрите также:
 Отец Альберт
 Франческа Верджеллези
 Исповедь Пампинеи
 Похищение
 Грех Мадонны

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее