Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Сицилийские хитрости

10-04-2018

Тогда они разделись и пошли вдвоем голые (так она хотела) в купели, а с ними две рабыни. Госпожа сама, не дав никому до него дотронуться, вымыла Салабаетта всего и мушкатный и гвоздичным мылом, а затем рабыни его уже искупали и хорошо растерли. Тогда рабы принесли двое тонких белых простыней, так надушенный розами, что тот дух вокруг расходился: одна вгорнула Салабаетта, вторая - барыню, нанесли их себе на плечи и понесли к постеленного кровати. Когда пот из них сошел, рабы сняли с них те простыни, и они лежали нагишом на постельном белье. Тогда вынули из корзины красивые серебряные пуделко с душистых вод - розовой, оранжевой, жасминовым и лавандовым - и побрызгали все вокруг теми ароматами, получили сладости и доброго вина, чтобы себе душу обавиты.

Салабаетто блаженствовал: он поглядывал, знай, на даму-красавицу и не мог дождаться той минуты, когда рабы выйдут и он сможет ее приласкать. Когда госпожа их наконец одислала, пошли засветив перед тем в комнате пламенник: тогда мадонна Янкофйоре обняла юношу, а он ее, и долго они наслаждались удвийзи к великой радости Салабаеттови, которому казалось, что она даже млеет от любви к нему. Как госпожа показалось, что пора вставать, она позвала рабынь, они оделись, покрипилися снова сладостями и вином, а лицо и руки помыли теми ароматами. На прощание дама сказала купцу: - Очень бы мне любо, если бы ты пришел ко мне сегодня вечером в гости - поужинать и переночевать. Салабаетто, уже знаджений ее красотой и притворной любезностью и твердо убежден, что она любит его, как свою душу, ответил:

- Мадонна, всякое ваше желание излишне мне приятное, тем и сегодня вечером готов я сделать все по вашему угоден, как завволите. Вернувшись домой, госпожа велела убрать хорошо в покоях, повиставляты везде дорогие вещи и наряды и, заказав роскошный ужин, стала ждать гостя. Как дворе несколько присмеркло, он так и родился. Госпожа встретила его с радостью, и они весело вдвоем поужинали, - служила им наилучшим. Зайдя после ужина в ее комнату, он услышал привлекательный дух алойного дерева и увидел постель, пышно украшенное киприйськимы птицами, а на жертках силу прекрасной одежде. Все это наводило его на мысль, что его любовница - именитая и богатая дама. Правда, до его слуха дошли были какие-то не очень-то хорошие слухи о ней, и он никоим образом не хотел им верить; хотя и мог он предположить, что она кого-то там и обманули, да и в голове себе не возлагал, чтобы такое могло с ним произойти.


Смотрите также:
 Друг
 Королевский конюший
 Ифигения и Кимон
 Джанни Лоттеринги
 Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Комментарии:
Автор: Алексей 16-01-2016, 20:59
[url]http://geovkusa.ru/catalog/chai.html[/url]
китайский чай

Недавно добавлено:

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее

picture

Крещение чертальдян


Таким образом он окрестил всех чертальдян, имея с этого немалую выгоду, и своей изобретательностью оставил в дураках тех, что хотели из него посмеяться, украв перо. Они были тут же таки и слышали всю его проповедь, как издалека зайдя, довеслував он счастливо до берега, и так хохотали, что мало челюстей себе не свернули.
Читать далее