Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Вассалы

22-06-2020

- Вы очень хорошо говорите, - упал ему в дело Буффальмакко, - но смотрите, не подведите нас, а то, может, и не придете или вас не найдет наш посланник. Я против того это говорю, что сейчас у нас холодно, а вы, господа врачи, очень того боитесь!

- Боже! - Сказал врач. - Я не Мерзляк, холода не боюсь: как ночью, бывает, надо улицу выйти, то поверх жилета накину еще полушубок, и все. Приду, наверное приду! Товарищи ушли домой, а маэстро нашел перед женщиной какую-то вимовку, взял тихонько свое парадное одеяние, надел его и, как наступило благоприятное время, отправился на кладбище, куда ему велено прийти; сел там на один мраморный гробовець, согнулся (так холодно было) и стал выглядеть того зверя. Буффальмакко, здоровый и высокий, обзавелся маску (прежде они применялись во всяких играх, которых теперь нет) и натянул на себя вывернутый кожух - медведь, и все, только маска была чертовские, с рогами. В таком перевдязи он отправился на Новопречистенський площадь, а Бруно за ним следом - посмотреть, как все будет. Увидев, что маэстро уже на кладбище, Буффальмакко начал прыгать и бегать по площади, фукаючы и крича, словно скаженюка.

Как врач то увидел и услышал, волосы ему дыбом и тело все затрусилось, потому бедняга был жену робкой; так ему сделалось жутко, что лучше, думает, дома сидел! Да уж пришел сюда, то крепись, наберись отваги, когда хочется на те чудеса посмотреть! Помордувався вот Буффальмакко какое-то время и якобы успокоился: подошел к склепа, где сидел врач, и остановился. Бедный маэстро не знал с перепугу, на которую ступить, тогда, подумав, что зверь сделает ему какой-то подвох, как он на него не сядет, избил страх страхом и спустился с склепа, сказав потихоньку: "Господи, сохрани и пронеси!" - Он вскочил на зверя, уселся хорошо и сложил руки крестом на груди, как было сказано. Тогда Буффальмакко двинулся понемногу с места до Покрова и довез его на четвереньках до девичьего монастыря Риполи. А за ним и были ямы, куда окрестные крестьяне свозили всех представителей рода ди говна, чтобы было чем поля удобрять. Буффальмакко подошел к краю одной ямы, схватил неожиданно врача за ногу и сбросил его с себя вниз комита головой, а сам с диким визгом и Репетий отправился навистриба до Покрова и далее к щелочи Всех Святых, куда уже ранее бежал Бруно, лишенные возможности унять смеха.

С большим удовольствием они стали смотреть издали, что будет делать закаляний врач. Господин медик, оказавшись в той дрянной яме, старался изо всех сил вигребтися из нее и вробився с головы до ног в дерьмо, потому что несколько раз срывался; пришлось даже глотнуть той нечисти. Наконец выбрался-таки с тяжелой бедой, потеряв в яме капюшона, и стоял с минуту как Немногословный. Тогда отряхнулся, обчистився руками, как мог, и побрел бедняга домой, до в дверь стучал, пока отворили. Когда он вошел к себе, весь пахнущую, то не успели за ним двери запереть, как поступили Бруно и Буффальмакко - хотели узнать, как поздравит его жена. Стали за дверью и прислушиваются, даже женщина ругает мужа, как последнюю бездельник.

- А, доходився, - кричит, - так тебе и надо! Уже где-то нашел себе какую-то помойку, пошел щеголять в ней своей красной мантией. Так меня уже тебе мало? Но я не то что тебя, ленивая, целый город могу вгонобиты! Почему они тебя не утопили, куда бросили? Нечего сказать, хороший врач - от родной женщины ночью по чужим женщинам бегает. Тьфу на тебя! Пока медика обскрибалы и обмывали от нечистот, женщина не переставала его грызть такими словами, ругалась до самой полуночи. На другой день утром Бруно и Буффальмакко разрисовали себе тело под одеждой, будто их избили и синяки позоставались, и пошли к врачу, они застали его уже на ногах. Вошли в него и носом закрутили, так как его не чистили, а еще воняло. Услышав врач, маляры пришли вышел им навстречу и пожелал в Божье имя доброго утра. На то Бруно и Буффальмакко ответила ему (как договорились ранее между собой) с сердитым видом: - А мы вам здоровья не желаем, наоборот, молим Господа, чтобы послал вам всякого зла, чтобы покарал злой смертью такого невирника и предателя! Желая услужить вам по-чешски, мы чуть не сгинули по-песькы.


Смотрите также:
 Третий день Декамерона
 Ландольфо Руффоло
 Алатиель и принц
 Королевский приказ
 Ликариха и ее любовник

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гульфард и Гаспарруол


Так вот, жил в Милане один немецкий наемник по имени Гульфард, человек храбрый и очень верный тем, кому вступал на службу, что с немцами случается немного, и деньги он как у кого занимал, то всегда исправно платил, тем купцы охотно боргувалы ему под небольшой процент какие угодно суммы. Живя в Милане, влюбился то Гульфард в жену богатого купца Гаспарруола Кагастрачча, доброго своего знакомого и приятеля, он сумел ту свою любовь так осмотрительно утаить, что ни человек, ни кто другой о ней никогда не догадывался.
Читать далее

picture

Каландрино, Бруно и Буффальмакко


- Не знаю, дорогие мои подруги, моя правдивая и забавная притча сможет вас так развеселить, как Панфилова, и я как-то постараюсь. В нашем городе, богатом на всякие причуды и на разных чудаков, жил не из так давно один маляр по имени Каландрино, человек глупый и причудливый, что водил компанию всего с другими двумя художниками - Бруном и Буффальмакко: то были люди шуточные, хотя и вполне разумные и здравомыслящие, а с Каландрино для того только приставали, чтобы из глупостей и химер посмеяться.
Читать далее