Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Вассалы

14-06-2019

Маэстро же, улучив час, обратился наконец своей просьбой, как первое в Бруна, теперь уже Буффальмакко. Тот сделал вид, будто очень рассердился и начал кричать на Бруна: - Клянусь Всевышним Богом пазиньянським, предатель ты, дал бы тебе это в хлебало так, чтобы ты пятками покрылся, только честь на себе кладу. Кто мог рассказать все то маэстро, как ты? Маэстро пытался выгородить Бруна и клялся и божился, что он узнал о том от других; наговорив силу мудрых вещей, он же успокоил его. Тогда Буффальмакко ему и говорит:

- Маэстро, оно и видно, что вы побывали в Болонье и научились там держать язык за зубами, а считать учились не на сливах, как делают некоторые дураки, а на кабачках, потому что они длинные, а когда я не ошибаюсь, то крестил вас тумануватий поп.

Врач упал ему в дело и, обратившись к Бруна, сказал:

- Вот что значит говорить и общаться с умными людьми! Кто бы так быстро понял все особенности моего ума, как этот достойный человек? Даже ты сразу не догадался, чего я стою, а скажи ему, что я тебе сказал, услышал от тебя, что Буффальмакко любит мудрых людей. Разве не правда моя?

- Да, правда, - говорит Бруно. - Ты сразу сказал, что так будет. Тогда маэстро обратился снова к Буффальмакко: - Ты еще не то сказал бы, если бы увидел меня в Болонье: там и старый и малый, и доктора и школьники - все меня любили больше всего на свете, всем я припал к сердцу умом своим и вещами. Да что там! Скажу, было, слово, то все сразу смеются - так я им нравился. А выезжая я оттуда, то все плакали-рыдали, умоляли, чтобы я остался, чтобы преподавал медицину в одиночку решительно всем школьникам, что там учились; и я не хотел, потому что приехал сюда занять отцовское наследство, и то немалый, наш род богатый издавна. Тогда Бруно и говорит Буффальмакко:

- Слышишь? А ты, вишь, не верил мне, как я тебе говорил. Клянусь овангеллю святой, у нас в городе нет такого врача, чтобы так, как этот, разбирал, где ослиные сциклины, а где какие; да что там! Пройди хотя Парижской ворот, то другого такого не найдешь! - Правду говорит Бруно, - вставил словечко врач, - и меня еще здесь мало знают; что вы хотите - грубый народ. А увидели - бы вы меня среди докторов, в привычной компании! - Воистину, маэстро, - сказал Буффальмакко, - вы знаете всего столько, что мне и не снилось; тем-то, говоря с вами закандзюбисто (как и положено говорить с такими мудрыми людьми), скажу вам, что непременно того добьюсь, чтобы вас приняли в нашего братства. Услышав такое обещание, врач еще усерднее стал угощать двух маляров, а они все показывали ему козы в золоте и прочие глупости, говорили, что у них для него замечательная любовница - герцогивна ди говна, хоть какого, говаривали, короля с коня ссади. Маэстро спросил, которая и герцогивна.


Смотрите также:
 Третий день Декамерона
 Маркиза Монферратская
 Ограбление Ринальдо д 'Асти
 Молодые флорентинцы
 Риччардо Минутоло и Кателлу

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее