Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Маркиза Монферратская

10-03-2018

Маркиза, женщина осмотрительный и благоразумный, перевела вежливо, что это ей большое безмерно пожалуйста и король будет в нее желанным гостем. А сама начала размышлять, против чего это же король решил заглянуть к ней за мужа небутности, и правильно догадалась, что привело его сюда слава о ее красоте. Однако, как женщина обычайно, она решила отбыть гостей по-человечески и, призвав Дворак, которые остались при ней, посоветовалась с ними, как все устроить, а уж что и как на обед готовить, тем распоряжалась сама: велела, не мешкая, половить абсолютно всех кур в районе и загадала поварам своим наварить и нажарить на королевскую учту различных потрав с одной только курятины. Вот настал тот день, приехал король, и хозяйка приняла его достойно и торжественно. Как увидел он ее, то показалась она ему хорошей, честивою и любезной еще более, чем тот рыцарь говорил; удивлял он на нее большим чудом и похвалил ее весьма; еще сильнее разгорелась любовью, видя, что маркиза превзошла все надежды. Вот одпочив он немного в покоях, украшенных якнайпишнише ради такого гостя, вдруг и обеденный час подоспела; король с маркизой сели на один стол, спутник его трактовано по чину их за другими столами. Король велико наслаждался, как пригощувано его всякими яствами и частовано вкусных драгоценными винами, и поглядывал, знай, дружелюбным взглядом на вродницю-маркизу.

Одно только странно ему было - сколько не приносили различных блюд, все они были уготована не из чего, как только кур. Однако он знал, что в сих местах должна быть полно всякой дичи, а хозяйка была заранее о гостях звидомлена, то вроде было время урядить охоты. Хотя и очень он сим удивлялся, и решил спросить маркизу только о курах и обратился к ней весело: - Скажите, госпожа, как в ваших краях водятся самые куры без петухов? - Нет, светлейший господин, но женщины здешние, хотя, может, и одмитни немного от других одеждой и обычаю, созданы так же, как и в других местах. Услышав король сии слова, догадался, что у них за сила и против чего это его уважалось курами. Увидел он, что вред с такой женщиной слова тратить, а силой поступать подобие, что влюбился он в нее сгоряча, необдуманно, и мудро сделает и почетно, как погасить в себе это зло пламени. Он уже больше не шутил, боясь маркизинои откажет, без всякой надежды пообедал, а как закончилась бал, то, чтобы скорым отъезда затушкуваты лукавые одвидины, поблагодарил хозяйку за честь, припоручив ее Богу и отправился в Геную.

Рассказы ШЕСТАЯ

Добрый человек пришивает цветок лукавым лицемерам-монахам Все полюбили маркизу, что такова была целомудренна и так ловко дала отпор французскому королю. Тогда Эмилия, сидевшая возле Фьямметты, по зволинню королевы начала жвавенько говорить: - Расскажу же и я, как один солидный мирянин уколов жаднючого монаха острым и остроумным словцом. Не с-так давно, дорогие мои подруги, жил в нашем городе один монах-миноритов, инквизитор нечестивой ереси. Хотя и притворялся он, как все они делают, святым мужем и загарливим христианином, однако за денежными недоумками охотился не менее, чем за грешными неверных.


Смотрите также:
 Королевский приказ
 Визит к Альдобрандини
 Алатиель и принц
 Молодые флорентинцы
 Еврей Аврам

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее