Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Маркиза Монферратская

02-09-2018

Навтишавшися аббат вволю с девушкой, запер в келье, а сам пошел в свою комнату. Услышав немного погодя монаху шаги, подумал он, что тот вернулся из леса, и решил наорать на него хорошо и посадить, чтобы самому питаться заманчивой добычей. Вот позвал его перед собой, вибештував строго-настрого и велел бросить в глыбки. Монах же, не долго думая, сказал: - Отче настоятелю, я однедавна служу в законе святого Бенедикта, так и не выучил еще как следует всей поведенции, а вы еще не наставляли меня, что монахи должны подлежать не только постам и бдением, но и женщинам. Теперь, когда выдали мне эту науку, обищаюся вам, как простите мою вину, что больше так не грешить, а завсегда поступать так, как вы показали.

Толковый аббат сразу догадался, что ловкий монашек подсмотрел все, что он делал. Совестно ему стало за свою вину, и он постилався покончить монаха казнь, которой сам с ним заслужил. Простил ему зарок молчать о том, что видел, и с ним вдвоем осторожно вывел девушку, и, видимо, не без того, что они не раз еще приводили ее к себе снова.

Рассказы ПЯТАЯ Маркиза Монферратский, угостив французского короля курами и несколькими складными словечками, смиряет его безумная влюбленные У барышень сначала уши вяли от Дионеевои повествования, а личики паленилы застенчивым румянцем, и понемногу они опомнились и слушали уже, чуть здержуючись от хохота, все, знай, перезиркувались между собой и хихикали. Сказав же он, забросили слушательницы пару словечек на Догада, не Ялос при дамах такого рассказывать.

Тогда королева обратилась к Фьямметты, сидевшая плечу нее на траве, и велела ему заменить очередь. Тая начала весело да любо: - Мне пришлось по вкусу, что своими историями показываем мы силу остроумием шибко ответа, это одно, а во-вторых, как рассудительный мужчина всегда порывает глаза на женщину, значительную за него родом, так осмотрительный женщина остерегается полюбить мужчину, высшего за нее состоянию , вот с сих двух причин и решила я, красные мои дамы, рассказать вам в своем повествовании, какими поступками и словом один благородная дама и сама сумела уберечься от предосудительного, и второго отвернула.

Маркиз Монферратский, муж доблестный и храмовый хорунжий, пустился за море с крестовым походом. Однажды Дворе короля Филиппа Кривоокого, тоже риштувався из Франции до сего похода, завелась речь о Маркизовых храбрость, и один рыцарь сказал, что нет пара во всей поднебесной над маркиза и его жену: как маркиз был славен и доблестью своей среды всем рыцарством, так маркиза красотой и невинностью заломила все на свете женщины. И так сии слова запали в душу французскому королю, что, не видя маркизы и никогда в глаза, загорелся он опрометью к ней страстью и задумал, в поход отправляясь, ладуватися на корабль не где, как только в и Генуи, чтобы, принимаясь туда сухопутью, посетить будто невзначай к маркизе, а мужа не было дома, то не удалось его предотвратить у нее ласки. Как задумал, так и сделал: все войско исправил вперед, а сам со сторонниками своими двинулся нагинци и, подъехав к Маркизовых владычества, послал заранее сказать маркизе, чтобы завтра рано ждала его умнози к себе в гости.


Смотрите также:
 Жена Никостратова
 Компания Сикурано
 Ландольфо Руффоло
 Загадочные таблетки
 Алатиель и принц

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

Смотрите тут - avtolombardi.ru. Рейтинг автоломбардов. picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее